Ноя 1

Автор: кукла

В ожидании яблок. Вот уже который месяц сидит он под деревом. Тихо. Он терпелив и сдержан, он сосредоточен, он спиной чувствует, что скоро он дождется яблок. Скоро, скоро, скоро… Он повторяет себе это слово с завидной последовательностью. Иссохший от голода, с почерневшей от солнечных лучей кожей, сидит он и не ясно, то ли это дерево оперлось на него, то ли он на дерево. Дерево еще суше. Оно высокое и совсем сухое, в нем давно нет жизни. Соки не бегут по стволу, листья давно покинули эти ветви, корни не помнят влаги. Засуха особо сильно торжествуя развлекается тут. Тишина трещит. Она трещит от сухости, от натянутости, от собственной глобальной неестественности. «Слишком много меня»… Вот о чем ее скрип. Он сидит очень долго и так же долго боится посмотреть вверх, на ветви. Он знает, они все еще тут, он чувствует их запах. С ветвей, на протертых грязных веревках свисают вниз трупы никому неизвестных девочек. Глаза закрыты, тела раздуты, они догнивают под палящим солнцем, источая запах вечности. Рты плотно закрыты. Тяжелые башмаки едва держатся на тонких ногах. Все восемь девочек одинаковы. Обстоятельства их сравняли. Засаленные волосы безжизненно тянутся к земле. Он их чувствует и помнит про них постоянно. Особенно тяжело по ночам. Не покидает мысль о том, чтобы заговорить хоть с одной из них. Яблоки, яблоки, яблоки… Эта мысль его спасает, эта мысль продолжает одиночество девочек. Яблоки как стена между ними. Яблоки как причина их соседства в этой немыслимой духоте. Только дышит один. Нервы. Постепенно нервы и сомнения закрадываются в голову, заполняют мозг как тараканы. Жара не дает жить и дышать, и этот запах, боже как он надоел. Отмахнуться бы, уйти, убежать, найти воду и начать жить в воде.. Ведь ,кажется, эта грязь никогда не отмоется. Он стал нервно теребить конец коричневой от грязи рубахи. Яблоки.. Яблоки!!! Нет надежды. Бред, не будет тут яблок, нет их тут, он обманывался, он самодур, он в сети иллюзий! Собрав последние силы, он неожиданно сильно стукнул кулаком по земле. И в момент раздался множественный глухой стук . Он вскочил и обернулся. Из безжизненно широко открытых ртов догнивающих трупов сыпались непрерывным потоком яблоки. Спелые, тугие, налитые соком… Как мираж. Но нет, они были реальны. Восемь ртов дарили ему такой урожай, восемь ртов молчали все время о главном. Сколько еще ртов промолчат, сколько еще таких как он не спросят….

Окт 29

Устрою званый ужин. Позову гостей. Мужчины в фраках, женщины — в длинных вечерних платьях по фигуре с открытыми спинами, можно без нижнего белья. Не сильно расстроюсь, если потом, делая уборку, найду несколько запонок или камешков с платья. Так что выбирайте наряды подороже, дорогие гости. Сама надену длинное платье золотистого цвета, с лёгкой полупрозрачной юбкой и жестким корсетом из позолоченной паутинки. Возможно тоже без белья. Возможно…
Буду готовить и сервировать стол. Буду встречать гостей, рассаживать их за столом и вести беседу.
«В чём волшебство времени «7 минут»?» — спрошу я.
«Именно столько, по утверждению одной из героинь Коэльо, длится половой акт».
«Нет. Там было 11. А тут 7».
Никто не угадает. Так и быть, скажу им.
«За это время с котлетами на сковородке ничего не может случиться».
«Хочу картошку пюре» — вдруг скажет кто-то из гостей.
Картошку я не планировала. Неужели им мало того, что есть? Но я же хорошая хозяйка…
Пойду на кухню, быстро почищу, порежу и поставлю вариться картошку. Пюрешка — чем плохо?
Вернусь к гостям, чтобы продолжить беседу. Замечу один странный взгляд. Мальчик, школьник-старшеклассник, будет сидеть и просто так смотреть на меня. Не мигая… Не отрываясь… Безэмоционально, как в телевизор. Смотреть на изгибы бёдер под полупрозрачной юбкой, открытую спину, цепочку на шее и на подвеску, висящую на этой цепочке и спрятавшуюся в декольте. Мне станет неловко. Я попробую соблазнительно улыбнуться мальчику, но это никак на него не повлияет. Мне станет ещё более неловко.
Гости, не дожидаясь картошки, будут наедаться всем, чем попало.
«Извините, — скажет кто-то, — пожалуйста, выслушайте меня».
За столом станет тихо.
«А это правда, что завтра четверг?».
«Да, действительно, говорят, завтра четверг».
«И я слышал об этом»
«Нет, серьёзно. Какой сегодня день?»
Я пойму панику, которая будет звучать в словах этого человека. Когда-то давно я проснулась на вокзале, и не могла вспомнить в каком я городе и куда еду. Это страшно.
«Сегодня среда, — скажу я, — а завтра четверг».
Гость поверит и успокоится.
Наконец свариться картошка. Добавлю молоко и масло.
«Да пошла ты нах со своим пюре!»
«Дорога картошка вовремя» — скажут мне гости. Они уже успеют наесться устрицами и фаршированными летучими мышами по особому рецепту.
Ну ладно. Будем пить кофе и есть сладости. Я вдруг решу погадать на кофейной гуще. Три раза поверну чашку по кругу, а потом резким движением вылью остатки кофе на блюдце правой рукой от себя. Прелестно! Передам блюдце гостям.
«Что вы здесь видите?»
Интересно, что они скажут.
«Собачка»
«Пятно крови»
«Сузуки Гранд Витара»
И ещё несколько подобных вариантов. Не шарят. Заберу у них блюдце. Посмотрю сама.
Что я увижу? — Кофе.
Иногда у меня создаётся впечатление, что так происходит и с моими рассказами. Только я, дура, тоже пытаюсь что-то рассмотреть в этих чёрных точечках-буковках. А это просто отходы.
Гости допивают кофе и повторяют мои гадания. Пересмотрев блюдца друг друга, они приходят к тому же выводу, что и я — просто отходы.
Ну вот. Кофе выпит, сладости съедены. Бутылка шампанского и картошка пюре так и остались нетронутыми. Гости начинают расходиться. Хочется на дорогу дать им яблок. Высовываю руку в форточку и ловлю фрукты.
«А из синей-синей дали
с неба яблоки упали.
Делим яблоки наши —
яблоко старшим,
яблоко младшим.
А третье тому, кто слушал,
а третье тому, кто слышал,
а третье тому, кто верил…»

А тот, кто не понял, о чём текст, останется убирать со стола и мыть посуду.