Авг 28

А бомжей (точнее, бомжих) я не трогала. Они на меня сами напали. Я мимо проходила, а они начали в меня бросаться камнями. И не маленькими такими, а валунами размером с подушку. Только твёрдыми. Пришлось одну бомжиху загрызть.
Остальные почему-то обиделись. Забили мне «стрелку».
Я пошла к бомжихe из враждебного клана. Хоть она и была бомжихой, но жила в общежитии. О ней говорили, что она очень умная и все знает. Местный оракул. Я думала, что если не силовую поддержку, то хоть какой-то совет от неё получу. А в этом общежитии на кухне ещё и АЛ оказалась. Она была какой-то эльфийской феей в домашних легенцах, футболочке и тапочках.
— Что же ты так ходишь, бедненькая моя, — говорила АЛ, — даже темноту не умеешь наводить. Идем, я тебя научу.
Мы втроём вышли в коридор и тут за мной пришли менты. Я думаю, это кто-то из общаги стуканул. По-любому.
Обвиняли меня в вампиризме. Странная статья, но, оказалось, такая есть.
Менты были молодые и какие-то стеснительные. Дали мне время на то, чтобы собрать вещи. А вещи я собирать не хотела. Я вообще сидеть не хотела. Тем более что ко мне наконец-то приехал любовник из другого города. Навсегда приехал.
Он сидел спиной ко мне и молчал. Менты говорили, чтобы я собиралась, но я решила ничего не брать.
Долго искала ручку и бумагу. Записала свой домашний телефон. Номер удалось вспомнить не сразу. Мне было обидно, что мы только встретились и нас опять разлучают.
— Почему ты мне ничего не сказала?
— Мы же обо всём договорились.
— Я думал, мы играем. В тот раз тоже так было, помнишь? Ты сказала, что хочешь с кем-то поссориться, а я начал подыгрывать.
— Я не хотела с тобой ссориться. Короче, позвони моим родителям и скажи, что я сегодня домой не приду. Объясни как-то, почему у меня телефон не отвечает. Скажи им, что я вернусь через…
«Когда же я вернусь? Через неделю?»
— скоро вернусь.
Молодой милиционер не выдержал и сам собрал мои вещи: книги, шайбочку твёрдых духов, компакт диски… Зачем мне это всё?