Сен 27

Рекомендованный саундтрек — «Давно не виделись, здравствуй» («Ночные снайперы»)

… И вот я еду в маршрутке по набережной на правом берегу.
Солнце за плотными тучами, поэтому в окружающем меня мире нет ярких и насыщенных цветов.
Мимо проносятся плакаты с предвыборными лозунгами, тусклые встречные автомобили, серые фонари, непрерывными чёрными струнами тянутся провода.
Деревья ещё почти все зелёные, а те, что начали желтеть — желтеют неравномерно, кусками. Если смотреть на все деревья вцелом, а не на каждое по отдельности, создаётся впечатление, что правый холмистый берег Днепра усеян разноцветными жёлто-зелёными шариками. Вспоминаются «шарики» деревьев с картин Йерки, мелькает ассоциация с мороженым.
На обочине дороги горит костёр. Я ожидаю увидеть возле него греющихся ёжиков, а вижу бухающих бомжей. Что ж, — это город…
И тут по рельсам, которые тянутся параллельно проводам, проезжает трамвай. Я не слышу его, потому что в это время Диана Арбенина поёт мне: «Небо, ты обнимаешь меня», но я вижу, какой он красный, как странно он разрушает сложившуюся картинку, как дико он не вписывается в этот мир и моё мироощущение, как вульгарно-вызывающе смотрится яркое пятно в классическом пасмурном пейзаже.
И в этот момент я решаю, что обязательно куплю к новому чёрному плащу красные туфли и сумочку. Обязательно.
Но трамвай об этом не знает. Он едёт себе по рельсам и не догадывается, что ненароком влез не в своё дело. Трамваи иногда называют волшебными, но это неправда. Трамваи — заколдованные. Только тссссс…
В который раз полуслучайно сдираю засохшую корочку с ранки на большом пальце и слизываю кровь.
Всё говорит мне о том, что осень наступает. Но почему-то сейчас так пронзительно и отчаянно, до боли в груди, до комка в горле, до стиснутых зубов и сжатых пальцев мне как никогда, никому и нигде раньше

хочется жить.

Сен 10

В начале осени этот рассказик актуален, как никогда.

Ёжики бросаются с деревьев и умирают.

После очередного дождика, который шел всю ночь и сверкал молниями. На улице стояла жаркая и ясная погода. Я шел по дорожке в тени деревьев, уставших от проливных дождей. Но казалось они, не очень рады были видеть жгучее солнце. Воздух был тяжелым и вязким. Я с трудом набирал его в легкие.
Обходя очередную лужу, я вплотную приблизился к одинокому дереву. И тут сверху на меня что-то упало, кольнуло меня в голову и укатилось в траву. Я присел и начал искать что это такое. Найденное меня не сильно обрадовало. Это был маленький зеленый ежик. Он скрутился в комочек и лежал не подавая признаков жизни. Я взял его на руки, прислушался – не дышит. Колючки у него стали совсем мягкие, кожица зеленая. Сам он был размером с небольшой грецкий орех. Он был совсем мертв, и бездыханное тело не внушало надежд на выздоровление. Я держал его, сел возле дерева и начал думать почему он так поступил. Что заставило его сбросится с дерева? Неужели он не мог жить в этом мире. Я понимаю что плохая экология оставила на нем свой отпечаток. Я не говорю что он уродлив, просто не такой как все обыкновенные ежики. Но он же был совсем маленький. Он мог стать взрослым и завести семью. И его дети могли бегать рядом с ним. Что заставило его собрать все свои силы, забраться на дерево и прыгнуть? Я стал на колени, держал тело этого маленького создания в руках и осознавал, что стал свидетелем самоубийства. Как же так? Я не знал, что ёжики вообще склонны к суициду. Когда я немного пришел в себя и осмотрелся по сторонам, то увидел такие же маленькие кругленькие, немного колючие бездыханные тела. Почему они прыгали именно с этого дерева? Неужели КАШТАН дерево самое подходящие для их самоубийства?

Zoz 16 06 06

zoz.kiev.ua